Библиотека
Ссылки
О сайте





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Нюансы волшебства

Понять, в чем оно, обаятельное священнодействие, заключается, осознать его ритуальную роль отнюдь не сложно. Такое незнание преодолимо. А вот осуществить его грамотно, непогрешимо - трудность превеликая. Одни - такие, как Акопян,- совершают его интуитивно, играючи, с блеском, из концерта в концерт, иногда по нескольку раз в день. А другие бьются всю жизнь и все-таки остаются трюкачами, а не чудодеями. В чем же дело?

Мы говорим о необъясненном таланте? Нет, мы беседуем о конкретной демонстрационной механике.

"И никакой иллюзионной алхимии, никакой колдовской специфики в расчет не принимается?" - спросит начинающий чародей. Они явятся позже. Возьмем, к примеру, выражение глаз фокусника. Припоминаю, как один новичок, мечтавший об иллюзионной карьере, жестоко страдал из-за того, что взгляд его, как ему казалось, не соответствовал "стандартам волшебства", что он не обладал "пронизывающим" взглядом.

Сейчас это зрелый профессионал, и о былых своих горестях вспоминает с улыбкой.

В искусстве фокуса есть раздел, именуемый манипуляцией. Вот тут-то уж, рассуждает начинающий, без суперловкости рук не обойтись. А если пальцы - отнюдь не музыкальные, не утонченные и не сверхгибкие, что тогда - ставить жирный крест на своем увлечении? Но ведь музыкальность пальцев - вещь относительная. Хотя бы потому, что музыка начинается с предрасположенности души, а не с анатомических особенностей конечностей. К тому же нелишне вспомнить, что мелодии создаются не единственно тонкой работы скрипками или филигранными арфами, но также и басами-геликонами. Барабан, кстати, тоже музыкальный инструмент. Не столь, быть может, благородный и высокорожденный, как орган или фортепиано, но ведь и его ритмы захватывают и чаруют. Так и в фокусах. В кладовой чародейства хранятся не только трюки, но и мифы. Как подтвержденные, так и давно опровергнутые. И не всем им нужно верить. Истинный учитель зрелищной магии не станет распространяться насчет ультрафеноменальных особенностей костно - мышечного аппарата или особой "пронзительности" взгляда, но обратит внимание начинающего совсем на другое - на прозрачность и простоту выполнения трюка, он призовет отречься от заумности и подчеркнет необходимость минимума средств. Как в том фокусе, о котором рассказывает член Московского клуба фокусников школьница Катя Медведева.

- Надо взять два резиновых колечка и просунуть одно в другое (рис. 2а), после чего надеть на большой палец левой руки сначала петлю А, а после нее - петлю Б. Затем следует подвести к резинкам правую руку, будто собираясь взять верхнее колечко большим и указательным пальцами правой руки, но - не брать, а только сделать вид, что берете. Правым же мизинцем необходимо захватить нижнюю резинку, просовывая ее в петлю В. Далее нужно сделать несколько небольших качаний вверх-вниз правой рукой, мизинец которой удерживает нижнее колечко за петлю В. Амплитуда качаний - от 5 до 10 сантиметров. И вдруг - колечки меняются местами. Все, кому я показывала этот фокус, удивлялись и спрашивали, как я это делаю. А все очень просто - во время одного из качаний правой руки, в тот момент, когда она идет вверх, я захватывала большим и указательным пальцами правой руки верхнюю резинку- колечко за ту ее часть, которая на рисунке 26 обозначена буквой Г, и одновременно отпускала мизинцем петлю В, после чего тянула вверх верхнюю резинку за область Г - конечно же, не нарушая ритма качаний правой руки. Остальное делали резинки. Вот и все.

Попробуйте показать этот трюк самому себе - встав перед зеркалом. А потом, насладившись произведенным эффектом, можете произнести вслух - непременно вслух: "Все-таки я обладаю известной ловкостью рук".

Рис. 2.
Рис. 2.

Итак - вопрос. С чего следует начинать? Ответ на него очень прост - прежде всего следует взять в руки реквизит. Монету, колечки-рези ночки или что вам больше по душе. И - попробовать.

Советуем вам познакомиться с книгами, которые могут помочь начинающим чародеям. В них собрано немало весьма разнообразных трюков. Прочитайте книги А. А. Акопяна "В мире чудес", "Все о фокусах", "50 занимательных фокусов", "Фокусы на эстраде", выпущенные издательством "Искусство" в 1980, 1971, 1964, 1961 гг. Познакомьтесь с фокусами, которые предлагает А. А. Вадимов - знаменитый Алли-Вад - в своих книгах "Искусство фокуса", "Репертуар иллюзиониста", "Фокусы для всех", "Фокусы на клубной сцене", которые вышли в издательстве Профиздат в 1959, 1967, 1952 гг., а также загляните в книгу Г. К. Бедарева "Иллюзионист на сельской сцене" ("Советская Россия", 1973 г.). И если кто-то неосведомленно полагает, что в этих книгах идет речь сплошь о рукавах фокусника, он будет разочарован. Хотя этот миф не сходит с уст фельетонистов и пародистов - настоящий волшебник никогда не пользуется рукавами. Впрочем - почти никогда. Так будет точнее. Прочитайте эти книги. Они помогут вам приобщиться к искусству сценического волшебства и набраться смелости попробовать свои силы.

Показать трюк - означает освоить первую ступень иллюзионного мастерства. Однако выступающий в концерте фокусник демонстрирует, как правило, не один трюк, а несколько. Вторая ступень начинается с вопроса - как следует объединять два трюка, чтобы они обладали сценической завершенностью?

Речь идет о трюках, которые могут показываться независимо друг от друга. О тех, которые логически друг из друга не вытекают, и каждый имеет свое право на существование. Как обеспечить им сценическую взаимообусловленность?

Искусство - особая область человеческой деятельности. Оно не всегда апеллирует к логике. Его оружие - из другого арсенала. Оно призвано, обращаясь к эмоциям людей, создавать художественные образы. Так уж мы устроены, что непременно требуем от всего четкой и ясно понимаемой последовательности. Между тем человек не является вычислительной машиной - в том смысле, что он всегда и непременно мыслит рационально и только рационально. Человеческое восприятие многомерно - в нем соседствуют логические умозаключения и интуитивные прозрения, и понимание смысла происходящего (а в искусстве - особенно) диктуется сложными и далеко не всегда осознаваемыми ассоциативными процессами.

Вот пример этому. Немало фокусников выполняют манипуляционные композиции с шариками, располагающимися между пальцев. И у всех, абсолютно у всех шарики имеют белый цвет - почему? По логическому рассуждению, не учитывающему законов сценического восприятия, фокусникам следовало бы использовать шарики разных цветов - чтобы не повторять друг друга. Но правы артисты. Они хорошо знают, что на расстоянии, из зрительного зала, белые шарики кажутся крупнее, чем они есть на самом деле, но стоит окрасить их в любой другой цвет - в желтый, красный, а уж в синий или фиолетовый и подавно - как зрители подумают, будто исполнитель работает с шариками уменьшенного диаметра. И такое впечатление будет всегда - при абсолютно одинаковых композициях и совершенно равных реальных диаметрах шариков. Вот какие "мелочи" приходится учитывать тому, кто вышел на сцену.

Но наш разговор - о проблеме двух трюков. Каким образом они могут быть объединены в зрелищную цельность?

Ответ таков - путем расширения используемых средств. Любых? Отнюдь нет. Только тех, которые работают на создание сценического единства. Хотя, быть может, впрямую в фокусе не участвуют.

Например, костюм фокусника. Каким он должен быть?

Выбор костюма диктуется исходной сценической задачей. Скажем, если иллюзионист собирается продемонстрировать чудеса в стиле арабских сказок "Тысяча и одна ночь", ему вряд ли подойдет рубашка в клеточку и потертые джинсы. Гораздо уместнее окажутся синий колпак с золотыми звездами или белая чалма - вместе с узорным халатом, подпоясанным широким поясом. Такой костюм не потребует от исполнителя дополнительных усилий, чтобы свести вместе иллюзии, например, с кувшином, в котором исчезает налитая в него вода, и с разрываемым на мелкие клочки, а затем восстанавливаемым листком бумаги.

Одно время почти все начинающие чародеи стали надевать для выступлений не что-нибудь, а самый настоящий фрак. Все хотели выглядеть элегантными магами - независимо от того, подходил им этот костюм или нет. Что ж, фрак - классическая одежда иллюзиониста, начиная со времен Пинетти, который впервые предстал перед зрителями одетым во фрак. Однако бездумное его использование иногда вызывает улыбку. Например, в одном из выступлений на "Магическом дне" Московского клуба фокусников исполнитель во фраке, переставляя волшебные стаканы и загадочные кубики, вдруг задал самому себе такой темп движений, что без смеха на него нельзя было смотреть - он бросался то к одному трюковому предмету, то к другому, фалды фрака взлетали, приоткрывая спрятанные под ними колоды карт и сложенные платки... Каждый костюм нужно уметь красиво носить. Он всегда обязывает к определенному стилю поведения - и не только, замечу, на сцене.

Выбор костюма имеет прямое отношение к характеру сценического выступления артиста. Предположим, фокусник делает такие трюки, во время которых необходимо непосредственное общение со зрителем - например, разговор с ним. Ясно, что в этом случае султан над головой из покачивающихся павлиньих перьев или, скажем, развевающийся балахон с фигурным рисунком типа "домино" будут неуместны - такой экзотический наряд сразу же настроит зрителей на сказочно-фольклорный лад или на восприятие итальянской "комедии дель арте", но уж никак не на доверительную беседу. Зато привычный всем вечерний костюм возымеет нужное действие - зрители по одному только внешнему впечатлению почувствуют в вышедшем исполнителе своего современника, и словесное обращение к зрителям одетого таким образом фокусника никак не будет контрастировать с его сценическим видом. А вид должен быть именно сценическим - в том смысле, что демонстратор иллюзионных трюков, одетый даже в вечерний костюм, отнюдь не должен выглядеть лектором из общества "Знание" или поднявшимся на трибуну профсоюзным активистом. Такую сценичность обеспечить нетрудно - нужно только ввести некоторый, так сказать, признак театральности, эстрадности. Артистическая бабочка, например. Или цилиндр на голове. "Чуть-чуть", как говорил Станиславский. Публика поймет.

Другой компонент выступления - звуковое сопровождение. Очень важный компонент, хотя впрямую и не принимающий участие в фокусе. Чаще всего это музыка. Аккомпанемент на фортепиано или записанная на магнитофонную пленку фонограмма. Профессиональные иллюзионисты уделяют огромное внимание выбору музыкального сопровождения, и оттого их выступление кажется удивительно точно вписанным в звучащую мелодию - настолько удачной оказывается фонограмма. Начинающему чародею не всегда оказывается под силу подобрать подходящую музыку. Заслуженный артист РСФСР Сергей Русанов дает такой совет:

- Если фокусник-любитель неожиданно оказывается в растерянности перед выбором фонограммы, не следует унывать. Нужно взять веселую, подвижную, непритязательную мелодию. Дисков с такого рода мелодиями немало в музыкальных магазинах. А вот под песню я пока выступать не советую. Соединение иллюзионного действия с одновременно исполняемой песней - дело очень ответственное и требует отточенного художественного вкуса.

Необходимо сказать несколько слов и об оформлении реквизита.

По международным правилам, действующим на иллюзионных конгрессах и конкурсах, реквизит иллюзиониста должен быть оформлен красочно, нарядно - так, чтобы зритель, взглянув на него, долго не мог оторвать глаз. Если это металлические стойки или подставки - они должны быть никелированными или хромированными. Если это плоскость столика - пусть она будет из радующего взгляд плексигласа. Если поверхность реквизита испачкалась - почистите ее и покрасьте заново или покройте нитроэмалью. Все должно быть на самом современном уровне. Надо помнить - выступление волшебника должно стать для зрителей праздником.

Все, о чем здесь только что было рассказано,- это, пожалуй, наиболее простые слагаемые того явления, которое мы обозначили словом "магия". Есть вещи и посложнее.

Сценическое пространство и время. Предоставлю слово опытнейшему мастеру, воспитавшему немало артистов оригинального жанра, художественному руководителю Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства Леониду Семеновичу Маслюкову.

- В физике есть такое понятие - изотропность. Одинаковость во всех направлениях, в вольном переводе. Так вот - пространство эстрадной иллюзии не изотропно,- убеждает он.- Ведь понятно, что демонстрация эстрадных трюков ориентирована исключительно на зрителя, сидящего строго напротив артиста. Посадите зрителя сбоку, и на его долю достанется весьма небольшая часть зрелищного эффекта. Стало быть, сила воздействия фокуса обязательно зависит от взаимной ориентации артиста и публики. Я уж не говорю, что, расположившись за спиной эстрадного волшебника, можно не только не получить наслаждения от чудесного зрелища, но испытать разочарование, увидев, сколь просто все делается. Помнится, даже Льва Толстого возмущала искусственность грубо сколоченных театральных декораций...

И существует еще иллюзионное время,- продолжает Маслюков.- Только неопытный, начинающий волшебник полагает, что фокус начинается тогда, когда фокусник приступает к действию, а завершается - с его окончанием. На самом деле все куда сложнее и таинственнее. Для одних зрителей исходным моментом может стать не демонстрация чародейства, а увиденная красочная афиша, для других - рассказ друзей или родителей. Течение иллюзионного времени следует исчислять не от начала трюка и даже не с момента выхода на сцену фокусника, а с момента начала зрительского ожидания.

Иллюзионное время. Каким содержанием следует его наполнить, чтобы зрители унесли с собой очарование колдовских действий иллюзиониста? Чтобы святая святых фокусного трюка - секрет его исполнения - так и остался тайной за семью печатями? Каким принципам должна подчиняться демонстрационная ритуальность? Все ли должен окутывать густой дым тайны - или достаточно лишь одного жеста?

Чтобы добиться одного из постоянных слагаемых эффекта, необходимо действовать, примеряясь к ритму зрительского восприятия. Семантика ритма, к сожалению, еще не изучена достаточно подробно, механизм загадочного его воздействия пока еще не разгадан. Однако известно, что практики нередко действуют точно и уверенно там, где теория только-только начинает стягивать силы. Тогда пример оказывается нагляднее абстрактных изложений мысли. Так мы и поступим. Начнем с ситуации заведомо нелепой.

Представим себе, что на столе установлен стакан с прозрачной жидкостью. Волшебник опускает в него монету, накрывает платком и - ждет. Ждут и зрители. Проходит час, другой. Зрители сидят, маг и чародей прогуливается неподалеку. Наконец платок сдергивается. Монеты нет. Ни один уважающий себя вершитель чудес не рискнет показывать такое двухсерийное по времени чудо. Отчасти потому, что весь ход колдовства неизбежно выводит зрителей на предположение, что в стакане находилась кислота, в которой постепенно и растворилась монета. Но главное потому, что слишком долгим оказалось ожидание, совершенно несоизмеримым с мизерностью достигнутого эффекта.

Насколько иначе, волшебнее выглядит тот же трюк в мгновенном, "скорострельном" исполнении! Пожалуйста - стакан, вода, бросается монета, все накрывается платком. Взмах волшебной палочкой, платок сдергивается - монета пропала. Совсем иное впечатление. Фокус содеян одним магическим росчерком. Недаром Горация Гольдина называли "человек-вихрь" - он выполнял сорок трюков за сорок минут, хорошо понимая сокрушающую силу темпа. Конечно, нельзя сказать, что в его трюках господствовала простота - нет. Но подготовительная сложность была разумно укрыта от глаз зрителей, не воспринималась ими непосредственно, потому что оставалась за рамками демонстрации. Как и у нас: то, что в монете заранее просверливалась небольшая дырочка, что в эту дырочку пропускалась леска, завязанная далее узлом; что показ монеты зрителям был предварительно отрепетирован до отточенности и детально продуман - фокусник демонстрировал монету, закрывая дырочку пальцами; что бросание в воду также являло собой операцию выверенную - леска непременно должна выходить из стакана наверх, спускаясь затем по его ребру к столу; что мгновенный подъем платка со стакана репетировался многократно - ведь захватывая платок пальцами, необходимо одновременно зажать леску под платком, а вытягивая монету - исключить случайный звенящий удар о стенки стакана - вся эта сложность манипуляций, сгруппированных, спрессованных в одну - две секунды, совершенных быстро, точно, снайперски, приводит к ударному эффекту.

И все-таки главная особенность фокуса - не скорость демонстрации. Есть для иллюзии вещи поважнее исполнительского темпа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2014
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://fokusniku.ru/ "Fokusniku.ru: Секреты фокусника"